Thursday, October 08, 2009

Камерная филармония Бремена: оркестр правдоискателей

Оркестр "Немецкая Камерная филармония Бремена" (Deutsche Kammerphilharmonie Bremen) называют в числе десяти лучших оркестров мира. Уникальная структура ансамбля во многом определяет его музыкальное качество.

Сегодня название оркестра "Камерная филармония Бремена" у всех на слуху - в первую очередь, благодаря циклу симфоний Бетховена, сыгранному и записанному под управлением Пааво Ярви. Один не очень информированный российский коллега написал в этой связи о "провинциальном немецком оркестре, достигшем высокого уровня благодаря личности дирижера". Это не так. Скорее, наоборот: эстонский маэстро решился связать свою европейскую судьбу именно с этим коллективом - и сделал правильную ставку.


"Камерная филармония Бремена" неоднократно входила в десятку лучших оркестров мира, наряду с филармоническими оркестрами Берлина и Дрездена. Уникален этот коллектив и по другой причине: созданный единомышленниками, он и сегодня в большой степени существует на их энтузиазме.

Не хлебом единым

Первоклассный музыкант, который добровольно соглашается получать приблизительно на треть меньше денег, чем мог бы. Таких не бывает? В "Камерной филармонии Бремена" их почти полсотни. Один из них – скрипач Тимофей Бекасов. "Это уникальная команда, - говорит он. - Не знаю, где такую еще найти. Это одна семья, которая живет своим делом".

В 1980 году около двух десятков студентов самых разных консерваторий Германии решили объявить войну "пресыщенному оркестровому истеблишменту". Молодые музыканты не хотели просиживать штаны в госоркестрах, не желали плясать под дудку дирижеров, которых не они себе выбирали, играть музыку, которая их не интересует. В некотором смысле это напоминает создание знаменитого "Персимфанса" – революционного "первого симфонического ансамбля без дирижера". Без дирижера бременские музыканты тоже играют, и нередко. Удивительная слаженность ансамбля вообще является главной отличительной чертой этого оркестра. Как говорит о них знаменитая пианистка Елизавета Леонская: "Дело в том, что они все преданы музыке. Они замечательные камерные музыканты. И, с полной увернностью, что так оно и должно быть, они сидят в этой маленькой формации и играют симфонии как квартетную музыку".


Ансамбль правдоискателей


В 1983 году ансамбль с успехом выступил в нью-йоркской штаб-квартире ООН. Затем добрым гением "Камерной филармонии", тогда еще франкфуртской, а не бременской, стал Гидон Кремер. Он пригласил ансамбль на свой фестиваль в Локхаус. Завязались контакты, появились первые поклонники.


Главной эстетической установкой оркестра было и остается стремление к максимальной подлинности. Для этого музыканты исследовали и экспериментировали, углублялись в материю, приглашали дирижеров – специалистов по той или иной эпохе. "Мы хотели, чтобы Бетховен действительно звучал как Бетховен, Вагнер – как Вагнер, а Чайковский – как Чайковский, - говорит директор оркестра Альберт Шмидт. - Чтобы не было некоего "усредненного" для всех исполнения, без особых различий. На первых порах мы получали копейки, и весь проект казался авантюрой"

Лишь приблизительно на седьмой год своего существования оркестр вышел на "уровень выживания". Впрочем, до сих пор, несмотря на славу, доход музыкантов значительно ниже, чем у их коллег в госоркестрах. "Мы получаем то, что зарабатываем, - подчеркивает Тимофей Бекасов. - Для того, как мы работаем, мы получаем очень мало. Нам постоянно приходится экономить, мы не можем позволить себе лишний день порепетировать, не можем во время гастролей устроить себе выходной. Но ничего, дело житейское. Нам хватает."

Отсутствие высоких доходов сторицей компенсируется творческой свободой и правом участвовать в принятии стратегических решений. Каждый из музыкантов является совладельцем оркестра. Все основные решения, касающиеся репертуара, записей, выбора дирижеров, концертных площадок и так далее, принимаются на общих собраниях оркестра, которые проходят раз в шесть недель. Ради этой личной свободы музыканты готовы идти на некоторые жертвы.


"Бременские музыканты"

В 1993 году оркестр, уже прославившийся как "ансамбль правдоискателей", принял приглашение "прописаться" в Бремене. Здесь же у него основная репетиционная площадка - в школе одного из "социально неблагополучных" районов Бремена.


Дверь, разделяющая школу и пристройку, в которой репетирует оркестр, принципиально не закрывается. Музыканты – частые гости в классах, школьники – на репетициях и специально для них устраиваемых фестивалях. Постоянный контакт с молодыми людьми, многие из которых и слыхом не слыхивали о классической музыке – хорошая школа для каждого из музыкантов.

"Потому что этот контакт не опирается на общественную аксиому, что, де, классика – это обязательно хорошо, - говорит Альберт Шмидт. - В общении с молодежью нам постоянно приходится ставить перед собой принципиальные вопросы, касающиеся смысла и сути того, что мы делаем, и отвечать на них. Это очень полезно для нашей работы."

Автор: Анастасия Рахманова
Редактор: Ефим Шуман

1 comment:

Mary Ellyn Hutton said...

A very interesting article on a unique orchestra. A good example for others!