Wednesday, January 25, 2012

«Страсти по Шуману»

«Орфей»

Виктор Александров

14.04.2011

В северной российской столице продолжаются концерты и спектакли XIX международного музыкального фестиваля «Звезды белых ночей». На днях в концертном зале Мариинского театра впервые в нашей стране выступил один из лучших мировых музыкальных коллективов – Немецкий камерный филармонический оркестр Бремена (Die Deutsche Kammerphilharmonie Bremen).

Безусловно, гастроли немецких артистов стали подлинным украшением петербургской фестивальной программы. Во-первых, имя главного дирижера Пааво Ярви, который сумел превратить бременский коллектив в один из наиболее актуальных оркестров Германии, говорит само за себя. И, конечно, раритетным подарком петербургским любителям классической музыки стал цикл симфоний Роберта Шумана.

Оркестр Die Deutsche Kammerphilharmonie был основан в 1980 году. Изначально в составе участвовали молодые инструменталисты, полные энтузиазма, разнообразных идей и творческих планов. Собственно говоря, функция дирижера казалась для них не совсем необходимой. Однако время расставило все точки над «i». Весомую лепту в исполнительскую манеру игры бременского камерного оркестра внес английский дирижер Дэниэл Хардинг, руководивший им в начале 2000-х годов.

Ну а следующий виток развития для Die Deutsche Kammerphilharmonie обеспечил молодой харизматичный эстонский дирижер Пааво Ярви – сын признанного маэстро Нэеме Ярви. Пааво Ярви руководит Бременским камерным филармоническим оркестром с 2004 года. За это время произошел колоссальный прорыв в исполнительской традиции коллектива.

Среди внушительных работ оркестра – проект «Бетховенский цикл». Концерты этой серии с успехом проходили по всему миру, удостаиваясь самых высоких оценок критиков. В 2009 году оркестр под управлением Пааво Ярви представил программу, состоящую из всех девяти симфоний Бетховена, на Зальцбургском фестивале в Париже и на Бетховенском фестивале в Бонне. В сентябре 2010 года по телеканалам разных стран мира был показан документальный фильм телекомпании Deutsche Welle, посвященный оркестру и его «Бетховенскому циклу», а в октябре запись всех девяти симфоний, сделанная в Бонне, вышла на DVD. В том же году Немецкий камерный филармонический оркестр Бремена был удостоен Сертификата за особые заслуги на церемонии German Record Critics' Award, (в основном за проект «Бетховенский цикл»), а Пааво Ярви стал лауреатом премии ECHO Classic в номинации «Дирижер года-2010» за оркестровое исполнение произведений великого композитора.

Die Deutsche Kammerphilharmonie Bremen – также лауреат премии German Founders Award в специальной номинации за успешное сочетание коммерческой деятельности и творчества. В 2009 году три диска, записанные оркестром, получили призы ECHO Classic.

Однако Пааво Ярви не собирается делать продолжительных пауз в романтическом репертуаре и уже удивляет своей неординарной трактовкой симфоний Роберта Шумана многочисленных слушателей, в том числе и тех, кому повезло побывать на исторических концертах Die Deutsche Kammerphilharmonie Bremen в Санкт-Петербурге.

Пааво Ярви сумел преодолеть традиционалистские рамки академических прочтений симфоний Роберта Шумана. По признанию самого маэстро, «проблема шумановских симфоний вовсе не в оркестровке. Просто его музыку обычно играют в духе Бетховена. А это совершенно другая логика – ведь каждая из шумановских партитур довольно радикально порывает с предшествующими симфоническими формами. Шумана невозможно сыграть “корректно”…»

Впрочем, об этом и многом другом актуальном в мире классической музыки мне поведал Пааво Ярви в специальном эксклюзивном интервью для слушателей радио «Орфей».

- Маэстро, не секрет, что Вы сумели за несколько лет превратить Немецкий камерный оркестр Бремена в один из лучших мировых музыкальных коллективов. Когда Вы принимали решение возглавить этот коллектив, какими идеями Вы руководствовались?

Пааво Ярви: Вы знаете, это очень особый оркестр, совершенно не такой коллектив, где дирижер диктует свои законы, а оркестранты вынуждены им повиноваться. Бременский оркестр представляет собой единый камерный ансамбль, где все артисты – единомышленники. Мы вместе решаем интерпретацию сочинения, находим много новых идей в партитурах. Для меня это особая ситуация. Я привык дирижировать большими коллективами, в которых музыканты прекрасно понимают, что дирижер будет делать. А здесь я себя свободно ощущаю камерным артистом, соучастником процесса. Возможность импровизаций является неотъемлемой частью моей работы с бременскими коллегами. Каждый раз мы стремимся обнаружить нечто новое, непохожее на предыдущие репетиции и концерты.

- Последние записи коллектива, а именно цикл симфоний Бетховена буквально перевернули представление музыкальной общественности о том, как сегодня можно еще трактовать музыку симфоний великого гения. А как Вы думаете, аутентичный стиль в смешении с современными исполнительскими традициями оставляет отпечаток на судьбе того или иного произведения в контексте исторической эпохи?

Конечно. Для меня не важны штампы, выборы постоянных трактовок произведений. Важно изучать партитуру новым взглядом, как будто ты впервые в своей жизни встретил любимого человека. И, конечно, впервые услышать музыку свежими ушами. Так было с бетховенскими симфониями. Все уже давно сказано композитором: акценты, динамика. Все, что мы ощущаем в бетховенских симфониях, это интерпретации выдающихся дирижеров, кому уже довелось слушать музыку Рихарда Вагнера. Заметную роль играет немецкая романтическая традиция. Однако сам Бетховен никогда Вагнера не слушал. Я считаю, надо непременно верить законам сочинения. Я ведь тоже вырос в семье своего отца, дирижера Нэеме Ярви. Мы часто слушали записи симфоний Бетховена, осуществленные Вильгельмом Фуртвенглером, Бруно Вальтером, Гербертом фон Каряном. В настоящее время так уже никогда нельзя сыграть симфонии Бетховена. Изменилось время и настроения общества. Я выбрал хороший путь – возможность смотреть на бетховенские симфонии как на новую музыку.

- Господин Ярви, как Вы подходите к работе над симфоническим циклом Роберта Шумана? Вы пытаетесь стереть барьер банальных трактовок музыки немецкого классика? Услышать по-новому музыку его симфоний, попытаться проникнуть во внутренний мир композитора? Как это возможно?

Шуман для меня еще остается очень закрытым композитором. Во-первых, многие большие дирижеры старались помогать Шуману-симфонисту. Все думали, что он не совсем умеет писать для оркестра. Играть Шумана в духе Брамса представляется серьезной ошибкой. Шуман и Брамс – очень разные и непохожие композиторы. Если в сочинениях Брамса все академично и очень тонко прочувствовано, то музыка Шумана невероятно импульсивна. Нельзя избежать ни малейших авторских ремарок, указанных им в партитурах. В музыке Шумана преобладает такая эмоциональная экстремальность и эйфория близкая невротичности. Обратите внимание на его письма и литературные труды, сколько там переживаний и страстных упреков. Не отразить эти чувства в музыке дирижеру было бы глупо, я говорю в данный момент о своем отношении к музыке Шумана. С Бременским оркестром мы уделяем внимание каждому экстремальному нюансу и штриху. Все те качества, которые многие дирижеры традиционно предпочитали избегать, мы возвращаем, непреложно следуя законам авторского текста. Импульсивность и суперэмоциональность вот те факторы, которые я черпаю в музыке Шумана.

- А как музыканты Бременского оркестра воспринимают Ваши предложения? Они совпадают с их пониманием шумановских опусов?

Понимаете, музыканты все делают, если они чувствуют, что это непродуманная какая-то идея. Присутствует определенный смысл при исполнении любого произведения. Мы вместе работаем уже 15 лет. Они прекрасно в меня верят, а я им охотно доверяю. Каждый новый проект для нас как будто первая встреча с композитором. Мы очень часто вместе интенсивно обсуждаем нюансировку, темповую драматургию и другие детали сочинения.


- Маэстро, Вы руководите четырьмя оркестрами в разных странах мира. Как Вам удается находить общий музыкальный язык с артистами того или иного коллектива? В какой момент концентрация Ваших дирижерских мыслей переключается с одного оркестра на другой? Вам не нравится выступать гостевым дирижером?

Меня совершенно не устраивает функция приглашенного дирижера. Гости всегда приезжают и уезжают. Так быстро нельзя освоиться с ментальностью того, или иного оркестра. Ну, а если ты работаешь со своим основным оркестром, тогда ты прекрасно знаешь каждого солиста (его мысли и реакции), в свою очередь они тебя знают и понимают все твои жесты и указания. Тогда и музыка существует на высочайшем уровне. Когда ты гость оркестра, и проводишь единственное выступление, настоящей музыки здесь никогда не произойдет. Я в этом убежден.

- Что значит для Вас концерт? Живое общение с публикой важнее студийной записи, где можно добиться максимального совершенства?

Для меня на первом месте – это публика. Живые концерты всегда непредсказуемы и это подстегивает меня дирижера как можно чаще делать записи live. Студийные проекты проигрывают в данном случае. В живых концертах присутствует момент сиюминутности, ощущение запечатленного единственного кадра сравнимо с исполнением только на публике. Музыканты совершенно иначе играют в такие периоды, мало, что можно изменить и прогнозировать после концерта. Ты не поймаешь заданное настроение, взаимная энергия от оркестра и публики буквально подпитывает дирижера.


Нельзя не отметить превосходную игру артистов Немецкого камерного филармонического оркестра Бремена. Взволнованность, страстность и пылкость чувств были характерны для интерпретации Четвертой симфонии Роберта Шумана. А вообще благодаря кипучей энергии и мощной волевой подаче маэстро Пааво Ярви игру оркестра отличают безудержный оптимизм, страстная любовь и вера в музыку. Звучание Die Deutsche Kammerphilharmonie Bremen подобно ослепительным лучам весеннего солнца.

В скором времени на лейбле Virgin Classics выйдет в свет запись всех четырех симфоний Роберта Шумана. Познакомиться с этой работой обязательно стоит любому уважающему себя меломану.

http://www.muzcentrum.ru/news/2011/07/item5140.html

No comments: