Monday, February 24, 2014

Пааво Ярви: «Симфония Шостаковича не против немцев, а против фашизма Сталина»

classicalmusicnews.ru
Виктор Александров
20.02.2014
Пааво Ярви
Пааво Ярви

15 февраля Российский национальный оркестр посвятил свое очередное  выступление 70-летию со дня снятия блокады Ленинграда, продолжавшейся с 8 сентября 1941 по 27 января 1944 года. В Московской филармонии на сцене Концертного зала имени П.И. Чайковского прозвучала Седьмая «Ленинградская» симфония Дмитрия Шостаковича. Исполнение этого монументального произведения стало данью памяти всем погибшим во время Блокады и Великой Отечественной войны. За дирижёрским пультом Российского национального оркестра в тот вечер  стоял известный американский дирижер эстонского происхождения Пааво Ярви.

Перед концертом маэстро поделился в интервью своими мыслями о музыке Д. Д. Шостаковича и работе с музыкантами Российского национального оркестра.  
- Пааво, скажите, пожалуйста, как часто Вы обращаетесь к симфоническому наследию Дмитрия Шостаковича?

ПААВО ЯРВИ: «Я очень часто дирижирую музыку Дмитрия Шостаковича. Совсем недавно в Таллине я записал с Эстонским национальным хором и оркестром вокально-симфонические произведения композитора: кантату «Над родиной нашей солнце сияет», ораторию «Песнь о лесах» и поэму «Казнь Степана Разина».
С Викторией Мулловой и Немецким камерным филармоническим оркестром Бремена мы играли Первый скрипичный концерт, а с оркестром Франкфуртского радио мне предстоит исполнить Второй концерт для фортепиано с оркестром, куда я пригласил замечательного американского пианиста Александра Торадзе.

Таким образом, произведения Шостаковича все время фигурируют в программах моих концертов».
 - Седьмая «Ленинградская» симфония это ведь не только музыка горнила войны. Как Вы думаете, что скрывается за этой истиной, выраженной в звуках?
ПААВО ЯРВИ: «Это одна из событийных симфоний Шостаковича со своей индивидуальной историей. Тут столько зашифрованных смыслов и конфликтных планов. Многие ведь прекрасно помнят идеологическую основу этого сочинения, рассказы о том, чему она посвящена. И в то же время, музыка этой симфонии обречена на вечную жизнь.
Механистичный марш первой части, воплощающий тему фашистского нашествия, несет в себе не только зловещий, но и острый гротесковый оттенок.
Мне всегда очень интересно находить новые краски, какую-то внутреннюю интуитивную логику, не связанную с идеологической подоплекой.
И вот как раз сейчас, спустя столько лет, мы должны иначе воспринимать музыку и драматургию этой симфонии.
Мир стал другим, прошли времена холодного террора, мы отошли от той далекой реальности. Молодое поколение слушает эту музыку совершенно по-другому, не осознавая тех режимных коллизий и ужасов войны. Нельзя повторять интерпретации Мравинского, Светланова, Бернстайна и Рождественского. Я глубоко убежден в том, что настоящая музыка должна быть несоизмеримо больше, чем все эти исторические перипетии прошлого века. В музыкальном материале Седьмой  присутствует не только страх, но и надежда, как и в поздних симфониях Шостаковича. Ты чувствуешь, что жизнь прошла, а любви-то было мало. И это невозвратимо. Чуточку бы терпения и можно было бы избежать страха, насилия и дышать свободнее. Но жизнь неизбежно диктовала свои законы.
В России я впервые дирижирую Седьмую симфонию Шостаковича. До этого я исполнял ее в Париже, во Франкфурте, а также в ряде городов США. Публика естественно воспринимала каждое исполнение по-разному. Американцы привыкли к пышным и громким звучаниям, немцы имеют свой взгляд на это произведение Шостаковича, которое нечасто там исполняется. Французы находят в этой музыке внутреннюю драму и театр, некие иллюстративные моменты. Так что реакции разные, но я думаю, что таких эмоций как в бывших республиках постсоветского пространства, нигде нет в другом мире. Это очень особая специфическая музыка. Ведь для нас, музыкантов, родившихся на территории стран бывшего Советского Союза, Шостакович – это Бог! А его музыка – голос и совесть народа»!
- Пааво, как Вам работалось с Российским национальным оркестром? Какие новые грани Вы открыли для себя в музыке этой симфонии во время сотрудничества  с музыкантами коллектива Михаила Плетнева?
ПААВО ЯРВИ: «Мне было очень приятно и увлеченно сотрудничать с музыкантами Российского национального оркестра. Это действительно очень мобильный коллектив со своими исполнительскими традициями. До этого мы вместе готовили программы из произведений Л. Бетховена, Э. Свен Тююра и Я. Сибелиуса.  В этот раз выбор пал на музыку Д. Шостаковича, что мне вдвойне приятно. Ведь параллельно мы с Российским национальным оркестром на сцене Большого зала консерватории записали Седьмую симфонию Д. Шостаковича для лейбла Penta Tone Classics. Я знаю, что уже многие дирижеры, включая Михаила Плетнева, Якова Крейцберга, Владимира Юровского, а также финского маэстро Пааво Берглунда, записывали ряд симфоний Шостаковича с Российским национальным оркестром.
В процессе записи работа над сочинением становится более глубокой и каждый раз новой. Интересно находить какие-то новые мысли и ключи к разгадке смысла этого потрясающего произведения Шостаковича».

http://www.classicalmusicnews.ru/interview/paavo-yarvi-simfoniya-shostakovicha-ne-protiv-nemtsev-a-protiv-fashizma-stalina/

No comments: